erra (erra) wrote,
erra
erra

Чимбулак. Записки горнолыжника.

Dawn on Chimbulak В предотпускной суете всё чаще чередовались два слова: Байкальск и Чимбулак. Снег есть? Снег есть. В Чимбулаке? - Да ты что? В Алмате +18, всё расстаяло давно. - Но Чимбулак-то чуть повыше. - Сейчас позвоню, узнаю... Через два дня: знаешь, как ни странно, снег есть. - Отлично, летим.

И вот Шереметьево-1, таможня:
- Куда летите?
- В Алматы...
Вмешивается другой таможенник, весёло, глядя на наши лыжные чехлы (почудилось - или с завистью?):
- В Чимбулак они летят, снега навалом... проходите.

Багаж, доплата за лыжи, паспорта, секьюрити, долгое ожидание в забавном круглом выросте, который наверняка делали под посадку - однако оттуда покамест всё равно спускаемся в автобус. Пассажиры рассаживаются по 737-му, самолёт запускает турбины и, проминая наметенные сугробы, выходит на рулёжку. На взлёт очередь из 4-х самолётов, наш третий. Не озадачиваясь остановкой, командир экипажа просто наддаёт газу, и Боинг рвётся вперёд.

Четыре часа - и вот они, Алматы. Прозрачный и приятный зал прибытия, свора голодных и алчных таксистов набрасывается на выходе:
- Куда ехать, дорогой?
- В Чимбулак.
- Сколько?
- А я откуда знаю?
- Ну у нас всё официально, по счётчику, 800 тенге километр...
- Спасибо, до свидания.

Менее выпендрёжный и более пронырливый таксист продолжает отчаянно со мной торговаться, однако ему сказано - $50. Поломавшись ещё для вида, соглашается. Потом я, конечно же, узнал, что стоит это 6000 тенге максимум, и эту цифру ещё можно было продавливать вниз, но за информацию, как обычно, надо платить. Патриархат процветает: с девушкой никто и не пытается разговаривать о деле, всё внимание на мне.

По дороге удивляют указатели: "До Медеу 5000м", "Шымбулак 3400м". Скоро перестают удивлять - дорога начинает настолько резво забираться вверх, что изрядными участками машина идёт на первой передаче, каждый метр на счету. Периодически закладывает уши - вот это понимаю, набираем высоту. Но вот машина взбирается на стоянку и глушит мотор. И нас окружает Тишина. Раннее утро, подъёмники ещё стоят, кругом ни души.

Селимся, даём себе зарок поспать совсем чуть-чуть - и с трудом продираем глаза к полудню. Ночь летели, всё-таки, и потом, здешний полдень - это наше утро. Однако, время терять не хочется. Одеваемся, спускаемся в камеру хранения, ботинки, лыжи - и в гору. А там - солнце и жара. Градусник при входе на подъёмник показывает +9. И хоть одевались, вроде бы, и не очень сильно, но как-то на такой поворот не рассчитывали. За попытку денёк поразвлекаться со снятой маской и без перчаток я был награждён изрядным ожогом лица и рук, спешно купленный крем от загара был запоздалой жертвой. Спасаемся кефиром и смягчающими кремами.

Во вторник празднуют Наурыз, приход весны (а на самом деле равноденствие), казахский новый год. Едем в Алматы. Конечно, автобуса так и не дождались - завидев выезжающий со стоянки джип, привычно вскидываю руку и интересуюсь:
- Вы в город? Нас с девушкой подвезёте?
- С девушкой - подвезём. - отвечает серьёзный казахский горнолыжник, и мы отбываем. По дороге делимся впечатлениями, кто в каких горах был. Высаживаемся недалеко от центральной площади, благодарим и идём смотреть. Лица на улицах вперемешку отчётливо азиатские и совершенно славянские, хотя азиатских несколько больше. Просачиваемся через толпу на центральной площади, делая по пути несколько занятных кадров, и идём в близлежащий Рамстор - пополнять запасы съестного и грабить банкомат. За это время успевает стемнеть.

Надо сказать, Алматы вообще интересно смотрятся в светлое время суток, поскольку над городом доминируют горы. Горы же являются прекрасным ориентиром, который в темноте исчезает, остаётся только общий уклон - чем ближе к горам, тем заметнее подъём городских улиц в эту сторону. На одном из этих подъёмов мы становимся, увешанные пакетами, и, безжалостно продавив такси, за полцены приезжаем обратно. Распаковываем покупки - и видим, как надулась пачка печенья. И только тогда понимаем наконец-то, почему протекли флаконы с шампунями и гелями - конечно же, перепад давления!

Ещё три дня пролетают практически как один, залысины и проталины на склонах постепенно растут, а мы раз за разом прячем лица от знойного солнца. Но вот в ночь с пятницы на субботу внезапно начинает идти снег, резко холодает, а ветер завывает так, что даже в тёплом номере становится слегка неуютно. И утром субботы нашим глазам открывается совсем иная картина: заснеженные склоны ущелья, белые мухи в воздухе и густой туман, оставляющий чрезвычайно мало места для манёвра. Касса подъёмника грозно предупреждает, что по погодным условиям подъёмники могут закрыть вовсе, и деньги за абонементы никто возвращать не будет. Но мы не боимся, и наша решимость приносит плоды: вскоре туман поднимается, запускают вторую и третью очереди подъёмников, и к нашим ногам ложится целина, едва тронутая теми, кто успел к ней раньше нас. Прекрасный день прекрасного катания, хотя в конце дня на склоны снова падает туман, и я стою в нижней трети склона и изображаю из себя маяк, поджидая отстающих.

Полдня воскресенья катаемся в плотном тумане, двигаться приходится практически по приборам. Однако катались бы и весь день, но всё, пора, последние шашлыки (не берите свинину! только баранина), последний салат (ох, и вкусные же там салаты да супы. Да и мясо вполне) - собираем рюкзаки, выходим, такси ждёт. Кадры серпантина напоследок, аэропорт, контроль, багаж, снова доплата за лыжи - а-а-а, последние деньги отбирают! - снова ожидание в компании стильной женщины в бело-красном спортивном костюме, которая летела с нами из Москвы (и уже в самолёте вдруг выясняется, что это была Глюкоза), полёт, Москва как на ладони под крылом, снижение - всё, прилетели. Ввалиться домой, упасть в душ, засыпая на ходу - а наутро, между прочим, уже на работу. Таможни с пограничниками, глядя на наши лица, улыбаются - всё понятно, спустились с гор.


Организационно-технические сведения в mountains здесь,
Фотоальбом в следующем выпуске.

Tags: горные лыжи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments