erra (erra) wrote,
erra
erra

Беэр-Шева

Беэр-Шева — четвёртый по величине город Израиля. Он действительно довольно велик: автобус идёт от окраины в центр 10 минут. В центре неказистые приземистые домишки, там-сям торчат новостройки. Примета жарких стран, где много солнца — маленькие окна в домах. Для обороны тоже хорошо...

— Нас уже бомбили тут, мы бежали в бомбоубежище, — рассказывает мне хозяйка дома. У неё сложная судьба: она успела попасть в Тбилиси в войну времён Гамсахурдия и узнать, что это такое, когда за один день в твоём дворе все вдруг стали врагами, а теперь она уже 10 лет живёт в стране, в которой война может начаться в любой день. Правда, сейчас в это верится с трудом, и только обилие военных (среди которых много красивых девушек) и обязательный досмотр охраной при входе в торговые центры напоминают о том, что положение в некотором смысле осадное.

В центре Беэр-Шевы есть кафе с развесным мороженым, уникальные рецепты которого чуть не унесла с собой в могилу его основательница. Мороженое действительно вкусное, и разнообразие велико, а паранойя наследников на высоте: попытка расчехлить фотоаппарат влечёт за собой диалог:
— Что вы снимаете?
— Я её снимаю (киваю на Юлю).
— Её можно, мороженое нельзя.

Диалог этот происходит по-русски, продавщица говорит на русском языке с лёгким акцентом. В городе изобилуют вывески, дублированные русским языком. «Русский — второй в Израиле язык», — говорит Юля. — «Здесь много бабушек, которые даже и не пытались учить иврит, так и живут».

Рядом стоит смуглая троица, парень и две девушки, парень общается с продавщицей по-русски, а девушки между собой болтают на иврите. Юля прислушивается, смеётся и говорит:
— Они приняли нас за туристов и обсуждают, что вообще забыли туристы в Беэр-Шеве.
В этот момент один пожилой джентльмен за моей спиной начинает что-то комментировать другому по-английски. И в самом деле, что здесь забыли эти туристы?

Нагулявшись, присаживаемся передохнуть на скамеечку на углу улицы. Рядом с нами тормозит полицейская машина, и водитель, открыв заднюю дверцу, приглашает на улицу девочку лет пяти. «Подрабатываешь бэби-ситтером?» — подначивают его парни из соседнего кафе. Все улыбаются.

В музее пустыни Негев почему-то нет ничего о самой пустыне, зато есть выставка художеств нескольких жителей этой пустыни, причём как минимум один из них точно пребывал (точнее, пребывала) под действием сильных галлюциногенов в процессе рисования, уж очень характерные яркие краски кричат с её рисунков. Впрочем, вспоминая Shnitzl'd in The Negev (трек с альбома Shpongle 2005 года), особо и не удивляешься.

На том прогулка по Беэр-Шеве и заканчивается. Завтра мы едем в Тель-Авив.
Tags: Беэр-Шева, Израиль, города, обзоры, путешествия
Subscribe

  • И снова про Бобруйский дворик

    Вчера Господин Бобёр уже лишился шляпы

  • Бобры не сдаются

    На скамеечке Бобруйского дворика снова появился Господи Бобёр. На этот раз в более дешёвом конструктиве, так что можно понадеяться, что не сопрут.

  • В погоне за белым кроликом...

    Я был категорически невнимателен. Стоило подойти, наконец, вплотную и прочитать надпись на вывеске " Бобруйский дворик", чтобы понять, что на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments