August 2nd, 2008

ski

Москва — Берлин

Вечерний рейс Аэрофлота из Москвы в Берлин почему-то полон китайцев и перебронирован — здесь я впервые узнаю, что резервированные через сайт места в салоне не гарантируются, если прийти к концу регистрации. В развлекательном журнальчике, которым Аэрофлот ежемесячно снабжает своих пассажиров, на титульном листе крупно написано: «Берлин: вид на жительство». Невольно вздрогнешь.

В Москве развиднелось, а в Берлине наоборот гроза, из самолёта в процессе захода на посадку видно несколько роскошных молний — к счастью, все вдалеке. В аэропорту ливень, на секунду кажется, что нас повезут к терминалу на автобусе — нет, всё-таки телетрап. Это хорошо, а то оказываться на улице в этакую погоду не хочется. Вид приставного трапа у EasyJet'а в окне вызывает содрогание.

Придирчивый немецкий пограничник десять минут рассматривает мою испанскую визу, пускает в ход складную лупу, ковыряет ногтем, советуется с коллегой — тем, кто стоит за мной в очереди, не повезло. Но наконец формальности позади, и Боря оказывается внезапно у меня перед носом, интересуясь:
— Ну ты там ещё долго по верхам высматривать будешь?
Collapse )

ski

Valenciano

Valenciano

Смысл его жизни заключается в том, чтобы вывозить её утром на бульварное кольцо и смотреть, как она вдыхает лёгкий запах нагретой зелени, гладить её руки и отгонять от лица насекомых. Они прожили вместе уже 50 лет, и когда он смотрит на неё, он видит всё ту же лёгкую семнадцатилетнюю девчонку, которая покорила его сердце раз и навсегда. Вокруг них шумит июльская Валенсия, бродят туристы, гоняют машины и автобусы, но он не удостоит их своим вниманием, ему они безразличны, когда рядом есть она.

Они видели Франко, войну, голод и достаток, его знала вся Валенсия, а она любила сверкать в лучах его славы, но это в прошлом. Сейчас они коротают свои дни, и каждый день как маленькая жемчужина, потому что они всё ещё вместе. Вуди Аллен сказал: «В старости нет ничего хорошего, ты просто медленно портишься и умираешь», — но он не совсем прав. Старость приносит спокойствие, которое редко ведомо молодым, и умение ценить то, что у тебя есть, даже если у тебя есть очень немногое.

Конечно, я всё это только что придумал, но какая разница?