October 13th, 2004

ski

заполночь давно

"... Ночью, когда силы зла властвуют безраздельно...",
- дрожащим голосом процитировал сэр Генри

В современном мегаполисе силы зла властвуют безраздельно вне зависимости от времени суток, а ночь наоборот зачастую несёт облегчение и покой. Мы привыкаем существовать ночью, говорить ночью, пить ночью, петь (периодически объясняясь то с соседями, то с милицией), любить и просиживать в сети, готовить... Словом, жить. И ночь от ночи утрачивает таинство, становится временем суток, более тихим, а потому более удобным для шевеления извилинами, задушевных посиделок и прочих кулуарностей, которым вредит прямой солнечный свет. Наиболее упорствующие в своём пристрастии к ночи начинают впадать в солнце- и светобоязнь, гипертрофированный совизм и мелкие неврозы, порой переходящие в крупные. Им в том немало способствует Город, выдавливая их из дня, как пробку из бутылки, в ночь - время иллюзорной свободы.

И лишь однажды, подъезжая в 23:20 к дверям своей квартиры 31 декабря, понимаешь, что не просто не веришь в Деда Мороза - нет, не веришь в магию этой полуночи, которых у тебя за год было пересечено в бодрствующем состоянии больше половины. И более необычным для тебя будет в эту ночь лечь и заснуть, чем продолжать бодрствовать вместе с той беспечной массой, для которой заполночь - это действительно Время Чудес.

Но одно волшебство всё-таки переживают сообща самые поздние совы и самые лёгкие жаворонки - они любуются рассветом.