July 23rd, 2004

ski

Огни Города

Гуляя по ночной Москве, можно порой и не узнать какое-то место, если ты видел его только днём - так причудливо подсветка меняет лицо Города. Полосы на ровном фасаде создают впечатление колоннады, выхваченная светом деталь притянет взгляд, хотя днём она не была замечена за остальным, а какой-нибудь целиком подсвеченный верхний этаж вдруг вызывает стойкое ощущение большого рекламного плаката, и как-то не сразу понимаешь, что видишь не какой-то текст, а окна...

Collapse )

ski

танец языка

свесив язык от жары, лениво валяться в тени дворовых ив, разглядывая скамеечки, и сушащееся бельё, и прыгающую детвору
лизнув языком, старательно наклеить марку, подняться на цыпочках к высоко висящему почтовому ящику, вбросить конверт и, закончив заботы, пуститься лёгкой трусцой по летней улице, пиная весёлый резиновый мячик с синей полоской
показав язык, тщательно прицелиться, пнуть (небольно, для виду) клоуна-напарника по широкой клетчатой попе и припуститься по арене под улюлюканье зрителей
совершить языком недвусмысленное движение, плодя волну жара внизу живота женщины напротив

аккуратно провести языком по шее, чуть затронуть ключицу, в то время как руки помогают освобождаться от лишней одежды

заглянуть в подмышку, походя задеть дыханием сосок
нарисовать языком кружок вокруг пупка

оставить лёгкий поцелуй на кромке бедра, дохнуть теплом на распускающийся бутон и спуститься ниже - к подколенным ямкам. Ах эти подколенные ямки, такие нежные... определённо, здесь есть где разгуляться языку

но и подколенная ямка не задержит язык, он пойдёт гулять дальше - вверх? вниз? Кто может предугадать, полетит пчела к цветку или продолжит ползать по стеблю, перебирая лапками и шевеля усиками?

ведь внизу есть ещё пальчики, и если протиснуться, например, между вторым пальчиком и третьим... впрочем, кто их считает, они - есть

но всё же аромат цветка манит пчелу, и она летит к нему, готовясь собирать нектар, дрожащий на лепестках. Касание так легко, так невесомо, словно лёгкий ветерок подул...

язык нежно здоровается с цветком, обходит его по контуру, ощущая и наслаждаясь каждым малейшим изгибом лепестков. Язык осторожно раздвигает лепестки и проникает внутрь, ища драгоценное зерно. Можно было бы найти его сразу, но язык не торопится. Дыхание испаряет часть влаги, но язык возвращает её, двигаясь то вверх-вниз, то по какой-то странной спирали, стягивающейся... в точку. В зёрнышко. Язык пробует это зерно всё уверенней и настойчивей, язык ловит пульсации и отвечает им. Лепестки дрожат, и язык проходится по ним мимолётной лаской, но возвращается к зерну снова и снова

когда пульсация становится такой сильной, что, кажется, даже наручники с верёвочками не смогли бы её удержать, язык покидает поле и устремляется вверх, уступая своё место другой части тела. Танец языка перешёл в корде-балет. Танец только начался.