May 16th, 2004

ski

Москва рассветная майская

- это такой чуточку нереальный город, с которым я крайне редко пересекаюсь в силу своего отчаянного совизма, и потому тем более любимый и обожаемый. Все эти свежеполитые пустые улицы, торопливые первые троллейбусы-автобусы, подкрашенные с рассветной стороны дома и Его Величество Солнце, золотой монетой поднимающееся ввысь (впрочем, о солнце в другой раз, сейчас речь о Москве), торопливо бегущие к первому автобусу солидные тётушки, засидевшиеся в каких-то гостях и сонные водители, которые - да нет, что вы, ведут автобус вполне уверенно и даже быстро, - и выдаёт их разве что попытка пристроиться на перекрёстке в хвост микроавтобусу, водитель которого дрыхнет без задних ног, запарковавшись в правом ряду...

Пустые и чистые асфальты, тронутые дымкой - тумана ли, смога? - ложатся под неуверенные после ночного бдения ноги, "краски особенно ярки в призрачном свете" - интересно, допишу ли я когда-нибудь эту песню? - и наверное, пробудись я не когда-то вчера, а сегодня утром, я увидел бы что-то другое... Человеки склонны забивать свой ум мыслями до такого состояния, что мир вокруг себя не очень-то и воспринимают, и только получив пинка от какого-нибудь шока или оглохнув к самому себе от усталости, замолкают и начинают смотреть на мир и видеть его краски. Наверное, нужно особое состояние сознания, чтобы влюбиться в Москву дневную-магистральную, базарно-гомонливую, шумящую, чадящую и несущуюся впопыхах в давке и толчее - но уверяю вас, Москву рассветную, пространно-раскидистую, молчаливо высящуюся и как бы не от мира сего просто невозможно не любить, надо для этого быть слепым или бревном бесчувственным.

Сознание играет с устатку злые шутки - попытавшись написать слово на клавиатуре, не глядя на экран, подняв наконец глаза, обнаруживаешь его написанным задом наперёд и две минуты веселишься, потом сознаёшь, что на улице просто было очень свежо, руки на самом деле пробирает озноб, и надо согреться - то ли закутаться в спальник потеплее, то ли полезть под горячий душ. А в остальном ощущаю себя аки Шерлок Холмс после моциона, с восхитительно чистым сознанием и, в отличие от него, не испытываю никакой потребности стимулировать свою мозговую деятельность какими-то дурацкими инъекциями (момент, известный читателям Конан-Дойла, но не зрителям советских фильмов, безусловно прекрасных, но погрешивших в угоду цензуре этим тонким моментом против первоисточника. Если вдуматься, то и хорошо, что погрешивших) - только горячий душ и персиковый сок. Доброго вам утра.

ski

о себе, скромно

если системный администратор после бессонной ночи неспособен набрать какой-нибудь вшивый пароль из 32-х символов, ему пора на пенсию.

Впрочем, я зря выделываюсь, у меня паролей такой длины пока нет. И паранойи у меня нет, если верить гендерному опроснику этого самого. Ужасно обыкновенный тип, все клинические показатели в пределах нормы. Велеречивость, разве что, повышенная.

Но вот разбираться с тем, что один дружественный мне сервер, похоже, слегка поломали, я сейчас, пожалуй, не буду. Не сезон от рута работать, аврала нет, спят усталые игрушки.

ski

Такеши Китано. "Куклы"

Медитативно зрелищный неторопливо-жестокий фильм о том, насколько марионеточны люди, дёргающиеся на ниточках собственных страстей, как они совершают поступки и огребают последствия. Никакого смакования крови, все неизбежные для этого жанра трагедии показаны мягко, без деталировки - фильм не становится от этого менее жестоким, отнюдь. Просто в центре его внимания не физическое бытие, оно является только фоном. Ниточки одна за другой рвутся, безжалостно акцентируя внимание на том, что любая связь между людьми эфемерна, а всепоглощающая зависимость от кого-то гибельна, сделанного не вернёшь, и второй попытки не даётся почти никому.

Архипревосходная операторская работа, очень сочные краски и подбор кадров вообще.