April 19th, 2004

ski

жестокие взрослые дети


компания в нашем дворе была, прямо скажем, та ещё. Простые молодые аллигаторы, ни намёка на дружеские чувства или душевное тепло. Дашь руку - откусят по локоть. За неимением лучшего дружбой там назывался инстинкт сбивания в стаи и возможность совместно с другим таким же зубастеньким цапнуть за бок кого-нибудь "не из нашего двора". Дворы, в полном соответствии с законами кошачьих боёв, были поделены на территории, и любой зашедший со стороны потенциально считался засланцем, лазутчиком и жертвой. Но эта клановость никоим образом не спасала тебя от подвоха со стороны жителей твоего собственного двора, не гарантировала ни доверия, ни свойскости. Учись, студент, лучшая опора для твоей спины - глухая стенка, а ещё лучше не попадать в ситуации, когда нужно защитить спину.

Совсем другая атмосфера царила в бабушкином дворе - горки-пригорки, ярусами стоящие дома, любой двор - свой, ребята из соседнего двора принимают тебя в компанию спокойно и без подвоха, во время перебрасывания мяча по квадрату никто не пытается тебя словами-зацепками и жестами-задирками проверить на прочность. Какие-то недружелюбно настроенные хмыри всё же попадаются - но они по какому-то волшебному закону живут через дорогу, по ту сторону шумной улицы, и почитай никому нет дела до того, что творится там, в этом полуденном островке спокойствия.

Потом мы росли, а островки таяли. Кто-то вынес из детства потребность и умение создавать вокруг себя этот оазис, где друзей не бьют в спину, а врагов не пускают в дом, кто-то заперся в своей крепости и своём панцире, не имея силы и желания верить миру вовсе, кто-то растворился в мире, поняв, что нет ни стен, ни островков, вся Вселенная - один большой остров...

А кто-то, кто в детстве ставил подножки и выбивал из под ног табуретки, кто, став постарше, шпынял слабых и подлизывался к сильным, кто так и не научился ничему, кроме как кусать посильнее руку протянутую, пришёл в мир взрослых жестоким ребёнком, который себя почитает главной ценностью, и который продаст и предаст что угодно и кого угодно, чтобы обеспечить себе любое удовлетворение.

Они - никто. Но и мы - тоже никто. Они - сила. Но и мы - тоже сила. Не верьте им и не бойтесь их. Не надейтесь на них и не будьте от них зависимы. Не отступайте от них и не подступайте к ним. Не играйте с ними в их игры - они в них непобедимы, они привыкли играть в них с детства. Мы - никто, и их отчаянные попытки ударить не достигнут цели. Они - никто, и они сдохнут, пытаясь доказать миру, что они - величина.

И ещё их можно любить и нельзя жалеть, им нельзя давать слабины. Они паразитируют на нашей жалости и слабости, но они не знают, что делать с нашей любовью и силой. С силой нашей любви.



P.S. Я не призываю всех нас заниматься айкидо, хотя это неплохая идея.