March 25th, 2004

ski

Бас-гитара

мощный инструмент привлечения женского внимания. Я уж не знаю, за что женщины любят басистов, за сильные ли пальцы, за размеренный характер или за что ещё, но реплик "хочу басиста" слышал много.

И вот, в те времена, когда я и сам играл в бэнде на басу, тусовалась вокруг нашего коллектива одна барышня, довольно-таки красивая, надо признать. Была она, конечно, с налётом этакой богемности, томными разговорами о тщете всего сущего и туманных проблемах личного характера, но за вычетом этих опилок её голова была довольно-таки светла. Она относилась к тем самым любительницам басистов, посему мы с ней строили друг другу глазки и говорили приятные слова, без далекоидущих последствий, впрочем.

Однажды, после очередного концерта, какого-то довольно затяжного и утомительного, я выпал со сцены в гримёрку и обнаружил в руках, глазах и движениях этой девушки некоторую конкретность, располагающую к действию, уж не знаю, что стимулировало эту конкретность, моя ли растрёпанность или принятое ею количество алкогольных напитков (я, впрочем, не могу сказать, что она была пьяна, отнюдь).

Засим мы отправились к ней, витиевато бродили по центру Москвы, приближаясь к её жилищу - совершенно прекрасной в своём запустении художественной студии. Раньше я думал, что такие жилища возможны только в центре Питера - впрочем, я тогда был ещё маленький и глупый и не видел ни коммуналок на Сретенке, ни частных квартир где-нибудь в Пушкарёвом - нет, дамы и господа, центр Москвы ещё служит пристанищем для людей вполне обычных и во многих отношениях милых.

Но я отвлёкся. Мы прибыли в эту студию, расположились в ней с комфортом, буквально на диване и в обнимку, ведя неторопливые разговоры и ласкаясь... И счастливо заснули в какие-то вполне короткие сроки (думаю, и получаса не прошло). Утром... уж не помню, что именно там было с утра, но настроение оказалось как-то потеряно.

Так что любите, девушки, басистов не после концерта и не нетрезвые, а то ни один из вас не сможет помешать другому заснуть :-)

ski

она сказала...

- Только не сегодня... голова болит.

Я улыбнулся, наклонился и поцеловал её в подколенную ямку, пробираясь губами к внутренней стороне. Она задышала глубже и попыталась лечь на бок, слегка изогнувшись. Наверное, это была попытка сжать ноги, но цели своей она не достигла, я уже был сзади, и моим губам открылись тыльные части бёдер и ягодицы. Туда я и направился, ощущая её подсознательные ответные движения, еле заметные, но оттого ещё более волнующие.

- Тебе же неудобно, - по-детски запротестовала она, когда от её губок меня отделяла только тонкая шёлковая ткань.

Я искренне рассмеялся такому аргументу и потянул её трусики на себя. Кажется, она была не против. Я не стал тратить время на заигрывание с окрестностями, она не этого ждала. Да... Когда мой язык прикоснулся к складкам, она вздрогнула и подалась навстречу. Роковой бугорок уже был напряжён, в несколько движений языка я раздвинул все складки и нащупал точку... можно ли это описать словами? Слова кажутся пустышками и облетают, словно шелуха, а драгоценное зерно сияет на кончике языка, и невозможно описать его пульс.

Её дыхание становится частым, рука нащупывает мою ладонь и судорожно её сжимает, я рисую восмёрки и кресты, касаюсь самой точки и заставляю язык дрожать, наращиваю темп... в какой-то момент она принимает мой палец, и он вносит свою лепту в этот жар... Время исчезает. Есть руки, ещё руки, изгиб бёдер, она, я, сумасшедшие вздохи и... она ковульсивно выгибается, и обмякает. Полёт кончился. Экипаж лайнера прощается с вами...

- Полцарства за кружку чая... - высшей похвалой звучит её охрипший голос.