?

Log in

No account? Create an account

Dan Simmons. April 2006 Message. Pt. 2

« previous entry | next entry »
май. 1, 2006 | 01:32 pm

начало

— О, чёрт! — сказал я. — Это что, будет лекцией об Ираке, так? Слушайте… Я голосовал в том году за Джима Керри и…
— Послушайте меня. — сказал Путешественник мягко. Это не было просьбой. В его мягкости крылась сталь, голос звенел. — Никий, афинский генерал, который окончил свои дни, возглавив вторжение, предупреждал об этом в 415-м году до нашей эры. Он сказал: «Мы не должны скрывать от себя, что мы идём на город чужаков и врагов, и тот, кто заполучит такое наследство, должен быть готов возглавить страну в первый же день высадки или потерпеть поражение, обнаружив, что на него ополчились все». Никий, вместе с афинским поэтом и генералом Демосфеном, увидел свои армии разбитыми под Сиракузами, а их обоих жители Сиракуз схватили и предали смерти. Спарта сильно отыгралась этим двухлетним разгромом на Афинах. Война затянулась ещё на семь лет, но Афины так и не оправились от перенапряжения под Сиракузами… и в итоге Спарта их разрушила. Завоевала Афинскую империю и её союзников, разрушила демократию Афин, сравняла с землёй весь баланс власти и гегемонию Греции над цивилизацией того времени… разрушила всё. И всё из-за просчёта относительно Сиракуз.

Я вздохнул. Мне надоел Ирак. Кому угодно надоел Ирак к концу 2005 года, и сторонника Буша, и противникам. Всё это было сплошное непотребство.
— У них были выборы. — сказал я. — Народ Ирака. Они обмакнули свои пальцы в пурпурные чернила и…
— Да-да, — прервал меня Путешественник во времени, как-будто вспоминая что-то ещё более давнее и намного менее важное, чем Афины против Сиракуз. — Свободные выборы. Пурпурные пальцы. Демократия на Ближнем Востоке. Палестина тоже голосует. В будущем году вы увидите, что со всем этим станет.

Путешественник во времени выпил немного скотча, прикрыл глаза на секунду и сказал:
— Сунь Цзы пишет, та сторона, которая знает, когда биться, а когда нет, победит. Есть пути, которыми не следует ходить, армии, которые не стоит атаковать, городские стены не для штурмов.

— Ну ладно, чёрт возьми! — сказал я раздражённо. — Ваша точка зрения. Так мы не должны были вторгаться в Ирак в этой… как вы её назвали? В Долгой Войне против ислама, в этой Вековой Войне. Мы все начали это понимать здесь, в конце 2005.
Путешественник во времени покачал головой.
— Вы не поняли ничего из того, что я сказал. Ничего. Афины потерпели поражение под Сиракузами — и обрекли свою демократию — не потому что они воевали не в том месте и не в то время, но только потому, что были недостаточно безжалостны. Они несколько выросли с тех пор, как убили всякого боеспособного мужчину и мальчика на острове Мелос, а также поработили там всех женщин и девушек. Демократические Афины, относительно Сиракуз, думали, что просто вступив в бой, смогут выиграть, не вкладываясь абсолютно в победу, решили, что победили, не став настолько же беспощадными и немилосердными к своим врагам в Спарте и Сиракузах. Афиняне, стоило поражению замаячить вдали, повернулись против своих генералов и политических лидеров — и их официальных прорицателей. Если бы генералы Никий и Демосфен пережили свой захват и вернулись домой, люди, которые славили их на парадах и усыпали лепестками цветов их путь, разорвали бы их на части. Они поносили своих собственных лидеров, как бешеная собака рвёт собственное брюхо.

Я обдумал это. Я не понимаю, что за чушь он несёт, и как это связано с будущим.
— Вы вернулись во времени, чтобы прочитать мне лекцию о Фукидиде? — спросил я. — Афины? Сиракузы? Сунь Цзы? Ничего личного, сэр Путешественник, но где чёртов смысл?

Путешественник во времени поднялся настолько быстро, что я вжался в своё кресло, но он всего лишь восполнил скотч в своём стакане. В этот раз он долил и мой стакан.
— Вам, вероятно, предстоит найти чёртов смысл, — сказал он мягко, — в 2006, когда вы будете рвать себя на части так свирепо, и ваша нация — единственная на Земле, которая действительно сражается с возрождаюшимся исламским калифатом в этой долгой битве за само будущее цивилизации — станет так занята самокритикой и поиском сиюминутных политических преимуществ, что вы забудете о том, что на самом деле идёт война на выживание. Спустя 25 лет любой мужчина и женщина в Америке, который захочет проголосовать, будет обязан прочитать по этому поводу Фукидида. И все остальные тоже. Но есть и экзамены. Если вы не знаете историю, вы не голосуете… и кандидатов намного меньше. Каникулы Америки по незнанию истории очень скоро закончатся… для вас, я имею в виду. И для тех немногих выживших в мире, кому будет разрешено голосовать.

— Вы несёте вздор. — сказал я.
— Я не несу вздор. — ответил Путешественник.
— Те немногие из выживших, кому позволено голосовать? — спросил я. Слова били меня, словно тяжёлые камни. — О чём вы вообще говорите? В этом вашем ужасном будущем наше правительство отозвала наши гражданские свободы?

Тогда он засмеялся, и на этот раз это был глубокий, сердечный, по-настоящему восхищённый смех.
— О, да! — сказал он, когда немного справился со смехом. Он даже вытер слёзы, набежавшие из его здорового глаза. — Я почти забыл о ваших страхах за ваши… наши… гражданские свободы… сокращённые нашим собственным правительством в эти последние годы-допустимой-глупости 2005-й, 2006-й и 2007-й. Где именно вы видите надвигающиеся репрессии?

— Ну… — протянул я. Ненавижу начинать со слова "ну", особенно аргументы. — Ну, Патриотический Акт, которым Буш разрешил шпионить за американцами… международные звонки, и всё такое, э-э… кажется, мечети в Штатах под надзором ФБР. В смысле, они проверяют книги в библиотеках, которые мы читаем, ради бога. Большой Брат, 1984. Ну вы знаете.

Путешественник во времени снова засмеялся, но на этот раз более резко.
— Да, я знаю. — сказал он. — Мы все знаем… здесь в будущем, в котором некоторые из вас выживут, чтобы видеть как свободные люди. Гражданские свободы. В 2006 вы всё ещё боитесь самих себя и в первую очередь ваших собственных институтов, по старой привычке. Не вполне бессмысленно — но фатально неверно и абсолютно мазохистично — до паранойи. Я скажу вам сейчас, и это не предположение, а урок истории, что некоторые из ваших внуков будут жить в дхиммитюде.

— Дзимми… что? — переспросил я.
Он пояснил произношение. То, что звучало как "дз", оказалось "дх". Я никогда раньше не слышал это слово и сказал ему об этом.
— Тогда подними свою задницу и поищи в Google. — сказал Путешественник. Его единственный работающий глаз неистово сверкал. — Dhimmitude. Ты можешь также поискать слово dhimmi, потому что так будут называть двух из трёх твоих внуков. Дхимми, дхиммитюд — это система отдельных и подчинённых законов и правил, по которым они будут жить. Поищи ещё шариат, пока будешь искать дхимми, потому что это единственный закон, по которому они будут отвечать как дхимми, единственное правосудие, на которое они смогут надеяться… они, а также десятки и сотни миллионов тех, кто в ваше время кудахчет про невидимые ограничения своих "гражданских свобод" своими "деспотическими" демократически выбранными правительствами Америки и Европы.

Он произнёс это громко и насмешливо. Теперь меня беспокоило: то неиствовство, которое я в нём почуял, было результатам его безумия, или было справедливо обратное.
— Где мои внуки пострадают от этого дхиммитюда? — спросил я. Мой рот внезапно так пересох, что я практически не мог говорить.
— В Еврабии. — ответил Путешественник во времени.
— Такого места не сушествует. — запротестовал я.
Он подарил мне одноглазый взгляд. Мой желудок внезапно забурчал, и я пожалел о том, что пил скотч.
— Слова. — сказал я.
Путешественник во времени приподнял одну перечёкрнутую шрамом бровь.
— В том году вы дали мне слова о 2005-м. — сказал я. — Что-то типа слов, которые перепроживатели Кена Гримвуда могли написать в газете, чтобы найти друг друга. Расскажите мне ещё. А лучше, чёрт возьми, скажите мне наконец, о чём вы говорите. Вы сказали, это было бы неважно. Вы сказали, что моё знание ничего не изменит, не более, чем я могу изменить течение Миссиссипи. Ну так расскажите же мне, чёрт побери!

И он начал давать мне слова. Даже пока я записывал их, я думал о том, как я недавно читал об удовольствии, с которым викторианцы-англичане, европейцы и американцы встречали наступление 20-го века. Тосты, особенно в интеллектуальной элите, на конец 1899 года все пери хвалу технологиям, освобождавшим их, о надвигающемся втором пришествии в понимании человечества, о вероятном всемирном правительстве и конце войн на все времена.

Вместо того, какие слова мог путешественник во времени или бедная жертва Перепроживания написать в свой London Times, Berliner Zeitung или New York Times 1 января 1900 года, чтобы найти сотоварищей, выпавших из времени? Аушвиц, я уверен, Хиросима и Тринити сайт, Холокост и Гитлер, Сталин и…

Часы в моей студии заиграли полночь. Господи Иисусе, я хочу услышать такие слова о 2006-м и остатке 21-го века от Путешественника во времени?
— Ахмадинеджад, — мягко перечислял он, — Нетенз, Арак, Бушехр, Исхафан, Бонаб, Рамсар.
— Эти слова для меня ни черта не значат. — пробурчал я, записывая их фонетически. — Где они? Кто они?
— Ты всё скоро узнаешь. — сказал Путешественник во времени.
— Вы говорите о… чём?.. Следующие пятнадцать или двадцать лет? — спросил я.
— Я говорю о следующих 15-20 месяцах. — ответил он всё так же мягко. — Хотите ещё слова?
Я не хотел. Я просто не мог вымолвить ни слова.
— Генерал Сейед Реза Пардис. — интонировал Путешественник во времени. — Шехаб-1, Шехаб-2, Шехаб-3. Тель-Авив. Международный аэропорт Багдада, авиабаза ВВС США в Кувейте Ал Салем, военная база США в Кувейте Кэмп Давах, авиабаза ВВС США аль-Сиб в Омане, военная и воздушная база США аль-Удеид в Катаре, Хайфа, Беер-Шева, Димона.
— Бл@дь, — вырвалось у меня, — о боже.
Я понятия не имел, кто или что могут быть эти Шехаб-1, 2 и 3, но от контекста и молитвенности произношения меня затошнило.
— Это только начало. — сказал Путешественник во времени.
— Разве начало не было 11 сентября 2001 года? — выдавил я сквозь онемевшие губы.
Одноглазый человек со шрамами покачал головой.
— Историки моего времени знают, что это началось 5 июня 1968 года. — сказал он. — Но на самом деле ничего ещё и не началось. Ни для кого из вас.

Я подумал: что же случилось на земле пятого июня 1968 года? Я достаточно немолод, чтобы помнить, я тогда учился. Работал тем летом и… Кеннеди. Убийство Роберта Ф. Кеннеди. "А теперь в Чикаго и номинации!" Сирхан Сирхан. Что же, Путешественник во времени пытался выдать мне что-то в стиле фильма Оливера Стоуна JFK, смешанного с конспирологической теорией?

— Что… — начал я.
— Гальвстон. — прервал меня Путешественник во времени. — Космическая игла. Бэнк оф Америка Плаза в Далласе. Башня Возрождения в Далласе. Центр Bank One в Далласе. Индианаполис 500 — час и двадцать три минуты от начала гонки. Здание Bell South в Атланте. Пирамида ТрансАмерика в Сан-Франциско…
— Стойте. — сказал я. — Прекратите.
— Мост "Золотые Ворота", — продолжал Путешественник во времени. — Гуггенхейм в Бильбао. Новый рейхстаг в Берлине. Альберт Холл, Собор Святого Павла…
Заткнитесь нахер! — заорал я. — Все эти места не могут исчезнуть в остатке этого века, будь ваша чёртова Вековая Война или нет! Я не верю в это.
— Я не сказал про остаток вашего века. — ответил Путешественник, понизив свой сорванный голос почти до шёпота. — Я говорю про грядущие 15 лет. И я только начал.
— Вы с ума сошли. — сказал я. — Вы не из будущего. Вы сбежали из психбольницы.

Путешественник во времени кивнул.
— Это более правда, чем ты думаешь. — сказал он. — Я из места и времени, где твои внуки и сотни миллионов других дхимми принуждены писать "pbuh" (peace be upon him, мир ему) рядом с именем Пророка. Они носят золотые кресты и золотые звёзды Давида, пришитые к одежде. Нацисты не изобретали ношение звезды Давида… отметку и выделение евреев в обществе. Мусульмане сделали это за них на века раньше, в землях, которые они покорили, европейских и прочих. Они возродят и обновят этот обычай, отнюдь не к большему милосердию, в землях, которые они оккупируют спустя десятилетия.

— Вы безумны. — Я уже рыдал, стоя. Мои руки сжались в кулаки. — Ислам это религия… религия мира… не наших врагов. Мы не можем воевать с религией. Это непотребство.
— Ты читал Коран и выучил свои сунны? — спросил Путешественик. Тебе надлежит делать это. Дхимми означает "защита". И твои дети и внуки будут под защитой… как скот.
— Иди к чёрту. — огрызнулся я.
— Ваш подушный налог дхимми будет называться джизя (jizya). — сказал Путешественник во времени. Его голос внезапно прозвучал очень устало. — Ваш земельный налог для неверных, даже для братских народов Книги — христиан и иудеев — будет называться хараз (kharaz). Каждый из этих налогов будет прибавляться к вашим обязательным податям — закат. Наказание за неуплату или позднюю оплату будет определять ваш местный кади, религиозный судья — смерть через забрасывание камнями или обезглавливание.

Я охватил себя руками и посмотрел мимо Путешественника во Времени.

— Согласно шариату, который будет универсальным законом Еврабии, — вёл далее Путешественник, — жизнь дхимми, жизнь твоих внуков, стоит лишь половину жизни мусульманина. Жизни иудеев и христиан годятся лишь на одну треть от мусульманина. Индийские парии сойдут за одну пятнадцатую. В суде Еврабского Калифата или Всемирного Калифата, если мусульманин убил дхимми или любого неверного, он должен заплатить штраф крови не выше тысячи евро. Ни одного мусульманина не посадят в тюрьму и не приговорят к смерти за убийство любого дхимми или любого числа дхимми. Если убийства были совершены по знамению Всеобщего Обязательного Джихада, который будет санкционирован шариатом в 2019 году нашей эры, все штрафы крови отменяются.

— Уходи. — сказал я. — Уходи откуда пришёл.
— Я пришёл отсюда, — сказал он, — и не так уж издалека отсюда.
— Брехня. — ответил я.
— Ваши враги собрались и ударили и продолжают атаковать, а вы, невинные овечки 2006 и далее, дерётесь друг с другом, жуёте и рвёте собственные животы, поносите своих братьев, сами себя и свои институты просвещения — закон, толерантность, науку, демократию — даже когда ваши враги становятся сильнее.
— Как мы можем знать, кто наши враги? — повернулся я и зарычал на него. — Мир сложен. Моральность — комплексная вещь.
— Ваш враг — это тот, кто положит свою жизнь на то, чтобы убить вас. — ответил Путешественник во времени. — Ваши враги те, кто желают вам, вашим детям и внукам смерти и кто готов принести себя в жертву или поддержать тех фанатиков, которые принесут себя в жертву, чтобы увидеть ваши институты разрушенными. Вы так этого и не поняли до сих пор, большинство вас — жирных, спящих, самодовольных, бесконечно тупых америкашек и европейчиков.

Он встал и поставил стакан со скотчем обратно на его место в моём подлокотнике.
— Как, беспокоимся мы в своём времени, — сказал он мягко, — вы можете игнорировать большую часть миллиарда людей, которые громко говорят, что хотели бы убить ваших детей… или потворствовать и праздновать их убийство? И игнорировать их, когда они делают что говорят? Мы не понимаем вас.

Я всё ещё не поворачивал к нему лица, но смотрел на него из-за плеча.
— Мир, как выясняется, — продолжал он, — не настолько сложное место, как хотели бы его видеть ваши либеральные и мягкотелые мозги.
Я безмолствовал.
— Фукидид научил нас спустя более чем 24 века — отсчитывая от вашего времени — что поведение всех мужчин диктуют фобос, кердос и докса, — сказал Путешественник во времени. — Страх, своекорыстие и гордость.
Я сделал вид, что не услышал.

— Платон сравнивал человеческое поведение с колесницей, влекомой именно этими тремя могучими и сильными конями, которые тянут её то туда, то сюда. — продолжал он. — Фобос, Кердос, докса. Страх, эгоизм, гордость. Кто из этих трёх поведёт твою нацию и твоих союзников в Европе и вашу удивительно хрупкую цивилизацию теперь, о Человек 2006-го?

Я смотрел на книжный шкаф, вместо того чтобы смотреть на этого человека, и хотел, чтобы он ушёл, желал его ухода как сонный мальчик, желающий ухода буки из-под кровати.

— Какое сочетание этих трёх чёрт — фобос, кердос, докса — спасёт или погубит ваш мир? — спросил Путешественник во времени. — Какое из них может вернуть вас из этого отпуска истории — от ответственности и бремени истории — в который вы себя так щедро отправили? Вы, миролюбивые европейцы? Вы, любящие гражданские свободы американцы? Ваша афинская бесхребетность с вашей любовью к вашим собственным экзальтированным чувствам и ваша готовность вступить в глобальную войну за выживание цивилизации, даже когда вы слишком робкие, слишком пугливые… слишком сдержанные… чтобы сравниться с беспощадностью своих врагов.

Я закрыл глаза, но это не остановило его голос.
— Поймите хотя бы, что эта сдержанность быстро исчезнет, когда вы будете хоронить своих детей и внуков, — проскрежетал Путешественник во времени, — или смотреть, как они страдают в рабстве. Откладывать безжалостность по отношению к тоталитарной агрессии означает только необходимость в более ужасной безжалостности впоследствии. Тысячи лет истории и войны должны были научить вас этому. Вы что же, идиоты, ничему не научились, живя в том месиве, которым был 20-й век?

С меня хватило. Я открыл глаза, повернулся, дотянулся до левого верхнего ящика стола и вытянул оттуда револьвер 38-го калибра, которым владел двадцать три годи и стрелял из него всего дважды, на стрельбах, вскоре после того как мне его подарили.

Я навёл его на Путешественника во времени.
— Убирайтесь. - сказал я.
Он не отреагировал.
— Хотите ещё слова? — спросил он мягко. — Я дам вам больше, чем слова. Я дам вам восемь миллионов евреев, убитых в Израиле — сожжённых — и ещё больше убитых евреев в Еврабии и во всём мире. Я дам вам европейский континент, отброшенный более чем на пять столетий назад в печальных союзах воюющих цивилизаций.
— Убирайтесь. — повторил я, поднимая револьвер выше.
— Я назову вам мир Азии в хаосе, Тихоокеанский регион, контролируемый Китаем после вакуума в связи с уходом Америки — все ресурсы этой нации будут посвящены войне — и вероятному поражению — в Вековой Войне; Южная Америка и Мексика погрязнут в коррупции и потакании, возродившаяся Русская Империя, которая возвратит себе в былое подчинение старые республики и даже больше, и Канада, разбитая на три ненавидящие нации.

Я взвёл курок. Щелчок прозвучал очень громко в маленькой комнате.
— Мы говорили о безжалостности. — сказал Путешественник во времени. — Если вы не сможете понять это сперва, вы очень быстро уясните себе это в войне как один из тех, который позволил этому случиться. Вы хотели бы услышать литанию о святынях ислама и городах, которые расцветут в огне ответных ядерных ударов спустя десятилетия?
— Убирайтесь, — повторил я в последний раз. — я достаточно безжалостен, чтобы пристрелить вас, и клянусь Богом, я сделаю это, если вы не уберётесь отсюда.
Путешественник во времени кивнул.
— Как вам будет угодно. Но вам нужно услышать два последних слова, два последних имени… религиозный судья Убар ибн аль-Хаттаб и ректор-имам Навахда Нового Университета Аль-Ажар в Лондоне, части двухсоттысячной Золотой Мечети Нового Исламского Халифата в Еврабии.
— Что мне эти имена или я им? — спросил я. Мой палец лежал на спусковом крючке взведенного 38-го.
— Эти религиозные официалы были в Исламском Трибунале, приговорившем двух дхимми к смерти через забрасывание камнями и обезглавливание. — ответил Путешественник во времени. — Этими дхимми были два ваших внука, Томас и Дэниел.
— В чём…они… провинились? — смог я спросить, спустя долгую минуту. Мой язык ворочался, словно лента грубого хлопка.
— Они встречались с двумя мусульманскими женщинами — Томас, когда был в Лондоне по делу, а Даниэль, когда посещал свою престарелую мать, вашу дочь, в Канаде — не приняв сперва ислам. Эта часть шариата, закона ислама, называется худуд (hudud), в наше время мы о нём уже довольно много знаем. Ваши внуки не знали, что молодые женщины были мусульманками, поскольку обе они были одеты в современные одежды — тем самым попирая нерушимый закон их собственного общества Хиджаб — скромность. Девочки, как я слышал, тоже умерли, но это не были законы шариата. Не худуд. Их убили их братья и отцы. Убийства чести… думаю, в 2006-м вы такие слова уже слышали.

Если бы я собирался пристрелить его, мне следовало сделать это немедленно. Моя рука дрожала всё сильнее с каждой секундой.
— Конечно то, что один суд шариата в Лондоне приговорил обоих ваших внуков к смерти за преступления, совершённые настолько далеко друг от друга, в Лондоне и Квебеке, слишком странное совпадение, чтобы в него поверить, — продолжал Путешественник во времени, — поскольку на самом деле их обоих познакомили с мусульманками, не сказав им об этом, и отправили на единственное свидание с ужином одновременно, в городах, отстоящих друг от друга так далеко. И Томас даже был женат. Я знаю, он думал, что имел деловой ужин с клиентом.
— Что… — начал я, моя рука, державшая пистолет, тряслась, как у паралитика.
Путешественник во времени наконец засмеялся.
— Имена всех ваших внуков были в списках. Вы написали нечто… вскоре напишете нечто… что внесёт ваше имя и имена всех ваших потомков в их списки. Включая вашего единственного выжившего внука.
Я раскрыл рот, но не мог сказать ни слова.
— В соответствии с их записями, которые в наши дни хорошо известны, — продолжал Путешественник во времени, — «Хадит Малик 511:1588 последним высказыванием Мухаммеда было: "О, господь, погуби иудеев и христиан. Они возвели церкви на могилах своих пророков. Не должно быть двух вер в Арабии"». И их нет. Все неверные — христиане, евреи, неверующие-атеисты — наказаны, обращены или изгнаны. От Израиля остались тлеющие угли. Еврабия и Новый Халифат растёт, вбирая в себя то, что осталось от старых, слабых культур, которые когда-то возмечтали о Европейском Союзе. Вековая Война далека от завершения. Двое из трёх ваших внуков теперь мертвы. Ваш оставшийся внук всё ещё воюет, так же как одна из выживших ваших внучек. Две из трёх ныне живуших ваших внучек теперь живут в шариате под эгидой Нового Калифата. Они женщины паранджи.

Я опустил пистолет.
— Наслаждайтесь последними днями, месяцами и годами вашего покоя, дедушка, — сказал старый человек в шрамах. — Ваш пробуждающий звонок скоро зазвенит.
Он сказал последние три слова и исчез.

Я опустил пистолет — слишком поздно поняв, что он даже не был заряжен — и сел, чтобы записать это. Я не смог. Мне пришлось выждать эти три месяца, чтобы попытаться снова.

О Боже, я желал, чтобы кто-нибудь по делам из Порлока мог пробудить меня от этого сна.

Нет, не ужасы его откровений о моих внуках сотрясли меня так глубоко, поразили до основания моего основания, но эти последние три слова. Три слова, на которые любой перепроживающий или путешественник во времени, пришедший сюда сквозь столетие или более, мог бы теперь среагировать прежде и сильнее всего — три слова, которыми я не поделюсь ни с кем в этом мире и даже не планирую, до тех пор пока всякий на Земле не узнает их — три слова, которые заставят меня просыпаться ночами все эти месяцы и годы, пока не свершится.

Три слова.

С уважением,
Dan Simmons

Примечание. Книги, процитированные в этом эссе, включают: "Пелопоннесская война" Дональда Кагана, "Книга войны: 25 веков летописей Великих Войн" под редакцией Джона Кигана, "Пока Европа спит: как радикальный ислам разрушает Запад изнутри" Брюса Боуэра, "Столкновение цивилизаций и передел мирового порядка" Самуэля П. Хантингтона, "Цивилизация и её враги: следущий цикл истории" Ли Харриса, "Щит Ахилла: война, мир и курс истории" Филиппа Боббита, а также "Перепроживание" Кена Гримвуда.



Эссе уже породило массу откликов на форумах со спорами о том, разжигает Дэн Симмонс страсти или апеллирует к разуму. В результате история получила продолжение в следующем сообщении Дэна.

Ссылки по теме:
http://www.jihadwatch.org/dhimmiwatch/archives/011633.php
http://www.jihadwatch.org/dhimmiwatch/archives/011634.php
Метки:

Ссылка | Что скажете? | Поделиться

Comments {30}

* * *

from: magenta_13
date: май. 1, 2006 01:07 pm (UTC)
Ссылка

Как ни странно, апелляция к разуму обычно и разжигает страсти...

Свои 5 коп. | Развитие

Thomaso

* * *

from: thomaso
date: май. 1, 2006 03:10 pm (UTC)
Ссылка

Американцы делают грязную работу за весь мир, беря некогда прогрессивный, а ныне одичавший ислам под контроль. И у них хватит для этого жестокости. Хотя, всё это очень грустно.

Свои 5 коп. | Развитие

erra

хватит ли?

from: erra
date: май. 1, 2006 03:13 pm (UTC)
Ссылка

потом, некоторые выкладки у Симмонса всё-таки откровенно конспирологические. Скажем, он явно переоценивает силу России и недооценивает притом Китай.

Свои 5 коп. | Предыстория | Развитие | Развернуть

Разумный человек

* * *

from: nkgb
date: май. 4, 2006 12:11 pm (UTC)
Ссылка

возродившаяся Русская Империя, которая возвратит себе в былое подчинение старые республики и даже больше

Далеко не худшее будущее, надо сказать!

Свои 5 коп. | Развитие

erra

только маловероятная

from: erra
date: май. 4, 2006 12:27 pm (UTC)
Ссылка

пока во главе государства находятся временщики и чиновники, возрождение Империи — всего лишь чьи-то сладкие грёзы.

Свои 5 коп. | Предыстория | Развитие | Развернуть

Разумный человек

* * *

from: nkgb
date: май. 4, 2006 12:14 pm (UTC)
Ссылка

Кстати, здесь первоисточник http://www.dansimmons.com/news/message.htm

Свои 5 коп. | Развитие

erra

хо-хо

from: erra
date: май. 4, 2006 02:25 pm (UTC)
Ссылка

однако, питерские ролевики поставили по Гипериону игру:

http://www.dansimmons.com/news/news_items.htm

в самом конце.

Свои 5 коп. | Предыстория | Развитие

Igor Minich

* * *

from: fatfan
date: май. 4, 2006 12:58 pm (UTC)
Ссылка

"Демократия на Ближнем Востоке. Палестина тоже голосует. В будущем году вы увидите, что со всем этим станет."-К сожалению , мы уже видим ...:(
(кстати,исправь-не "Беир-Шива" , а Беер-Шева)
И спасибо...

Свои 5 коп. | Развитие

erra

это, конечно же, чит

from: erra
date: май. 4, 2006 02:28 pm (UTC)
Ссылка

Симмонс выждал три с хвостом месяца, прежде чем предоставить якобы откровения из будущего. Хотя холодок пробирает всё равно.

Исправил. Писал прямой транскрипцией с английского.

Свои 5 коп. | Предыстория | Развитие

Они взращивают ислам

from: ex_valentin_988
date: май. 5, 2006 11:48 am (UTC)
Ссылка

Международые успехи исламского мира объясняются финансовой, информационной и технической поддержкой, оказывамой ему:

- Западной Европой;
- Россией (бывш. Ирак, Сирия, Иран);
- США (Саудия, Египет, Пакистан);
- Западными, российскими и израильскими лево-либеральными СМИ;
- Международным Социалистическим Интернационалом;
- ООН;
- Международными правозащитными организациями;
- Левыми интелектуалами и лево-либеральной общественностью США, Европы и Израиля.

При такой оглушительной поддержке даже деградированый исламский мир может перейти от обороны к атаке.

Свои 5 коп. | Развитие

erra

Если бы всё было так просто

from: erra
date: май. 19, 2006 09:01 am (UTC)
Ссылка

у ислама довольно собственных ресурсов (нефть Персидского залива — не единственный актив).

Пользоваться деньгами неверных, впрочем, они тоже не гнушаются.

Свои 5 коп. | Предыстория | Развитие

linlobariov

* * *

from: linlobariov
date: май. 6, 2006 10:13 pm (UTC)
Ссылка

Найди и почитай "Мечеть Парижской Богоматери" Елены Чудиновой, если тебе интересен не только Дэн Симмонс, но и собственно тема. 8)

Свои 5 коп. | Развитие

erra

видел в книжном

from: erra
date: май. 7, 2006 12:02 pm (UTC)
Ссылка

название в глаза бросилось, но покупать не стал. Рекомендуешь?

Свои 5 коп. | Предыстория | Развитие | Развернуть

Да читать страшно, но

from: неизвестный
date: май. 11, 2006 08:02 am (UTC)
Ссылка

разве США к другим не отностится с тем же лицемерим и жестокостью которое приписывают своим противникам?

Свои 5 коп. | Развитие

erra

в целом нет

from: erra
date: май. 11, 2006 08:15 am (UTC)
Ссылка

по крайней мере, попытка всех заставить жить по своим стандартам — это ещё не геноцид. Что же касается моделей общества, то мне американская демократия видится всё-таки более человеколюбивой, чем шариат, даже со всеми перекосами. Это если не считать того, что американская демократия, например, никак не затрагивает Европу.

Свои 5 коп. | Предыстория | Развитие

Alexander Grosman

и тут немножко ошибок есть

from: grosman
date: май. 13, 2006 12:34 am (UTC)
Ссылка

Sun Tzu - Сунь Цзы
who gives a damn - кого это интересует?
run for office - выдвигать свою кандидатуру, избираться
в 2006 году вы будете рвать себя на части...
A not unworthy – if fatally misguided and terminally masochistic – paranoia - не совсем бессмысленная, но фатально неверно направленная и т.д. паранойя, хотя это и корявенько звучит
Индианаполис 500 — час и двадцать три минуты после начала гонки
ну и собор святого Павла, конечно, и 24 столетия :)
sharia sentences - не строки, а приговоры шариата.
А, еще в первой части был не писатель на заказ, а писатель по профессии.
А в общем очень похоже на Ориану Фаллачи, только покороче.

Свои 5 коп. | Развитие

erra

ого

from: erra
date: май. 13, 2006 07:43 am (UTC)
Ссылка

это сделаю чуть попозже, надо с оригиналом сверяться. Спасибо за комплексный анализ :)

А что есть Ориана Фаллачи?

Свои 5 коп. | Предыстория | Развитие | Развернуть

nana_angel

* * *

from: nana_angel
date: июн. 13, 2006 10:44 am (UTC)
Ссылка

когда-то немцы окрестили себя выбранным народом теперь американцы, не хотели б они нефти не лезли б в ирак... суть написанного оправдать буздарную внешнюю политику (типа а мы все правильно делаем потомучто мы спасаем мир и нам это надо делать еще жестче)... гон и муть... и почему вооще ходовая валюта евро если всю евтопу откинуло на 500 лет назад, у бедных мусульман нету своей валюты... везде американцы ищют чем они круче конечно американец пол мусульманина а христианин и иудей треть... гон и муть...

Свои 5 коп. | Развитие

erra

Вы можете негативно относиться к американцам, но

from: erra
date: июн. 13, 2006 01:14 pm (UTC)
Ссылка

мировую экспансию ислама и её последствия в Европе это не отменяет. Не сочтите за труд прочесть другие работы на эту тему — если Вы предвзяты к американцам, может быть, Вас больше заинтересуют японцы или норвежцы?

Свои 5 коп. | Предыстория | Развитие | Развернуть