?

Log in

No account? Create an account

Камчатский галоп (день третий-четвёртый)

« previous entry | next entry »
янв. 1, 2007 | 10:56 pm
местность: 53.1901/158.3885

С утра ловим машину и отправляемся на гору Морозную смотреть на обстановку. Обстановка не вдохновляет: на склонах торчит стернь, разумной жизни нет, гора закрыта. Направляемся было в Петропавловск, но по дороге осознаём, что неплохо бы обеспечить себе праздничный стол, а торговля скоро прекратится. Заглядываем на рынок за рыбой, икрой и фруктами, заодно проводим первую пробу раций в полевых условиях. Наконец, оставив снедь в отеле, выдвигаемся в город посмотреть, не открыты ли склоны там. Нет, всё закрыто. На Площади Ленина (главная городская площадь) небольшая ледяная горка, вырезанные из снега скульптуры, небольшое столпотворение. Кажется, здесь делать нечего. Поиски обеденного стола приводят нас в кафе с милым названием "Провинция", в котором мы, наученные опытом, уже спрашиваем, что есть. Есть не всё, но выбор приятно радует, обстановка тоже неплоха, если не считать меню на красном фоне в полутёмной комнате с ультрафиолетовой подсветкой. Сделали бы на белой бумаге — было бы превосходно.
Поев, обнаруживаем, что день на закате, и, что самое главное, начал идти снег. Радуясь, возвращаемся в отель, где на нас нападает камчатская расслабленность и нападает настолько хорошо, что мы спохватываемся накрыть на стол уже в последний час года. Я, сталбыть, режу на кухне пласт чавычи слабого посола, а женщина, которой выпало в эту ночь быть администратором гостиницы, мне сообщает: осталось пять минут...
Подняв бокалы под записанный бой курантов Спасской башни (которые в этот момент отстукивают на самом деле 3 часа дня), садимся неторопливо закусывать и поглядывать в телевизор. Администраторша, которую мы, спустившись в зал, согнали с насиженного места, удаляется смотреть свой "Голубой Огонёк" в один из пустующих номеров, и мы как-будто собрались у кого-то на квартире — настолько всё мило и по-домашнему. Ёлки разве что нет.
И так мы отмечаем каждый часовой пояс по очереди, посылая поздравления друзьям. Сообщения ходят из рук вон, что придаёт мероприятию дополнительную неторопливость. Часам к трём ночи нас постигает свежая идея сыграть в ма-джонг, так что следуюшие два часа пролетают незаметно. Наконец усталость перевешивает, и длинная ночь заканчивается.
Утро наступает примерно к полудню, и мы выдвигаемся к диспетчерской возившего нас вчера такси-микроавтобуса, чтобы найти его и поехать смотреть на океан. Дозвониться к ним из гостиницы почему-то не получается, администратор гостиницы пытается продвигать свою "прикормленную" службу такси, которая заламывает ценник и вещает о возникших в связи с прошедшим ночью снегопадом непреодолимых трудностях. Вот завтра... Мы ещё не оценили вполне это камчатское "завтра", но уже ему не доверяем, а потому предпочитаем действовать самостоятельно.
На стоянке обнаруживается вчерашний микроавтобус, но управляет им бойкая тётка, жена возившего нас мужика. Она заводит ту же песню о нечищенной дороге и предлагает поехать в город кататься на Красной Сопке. Идея погорнолыжничать нам в целом нравится, но никто не может ни узнать телефоны, ни выяснить, открыты ли склоны, и так далее. В результате другой водитель, на микроавтобусе поновее, соглашается доставить нас к океану и обратно за две тысячи. Отбившись от назойливых попыток тётки потащить нас в малоперспективную поездку в город, грузимся в уютный и стремительный Toyota Hiace и отбываем.
Камчатские дороги представляют собой выставку достижений японского автопрома с исчезающе редкими вкраплениями изделий ВАЗа (в-основном Нивы). Автобусы, как и во Владивостоке, корейские, а в аэропорту наличествует даже японский с правым рулём и левыми дверьми — там-то всё равно. В городе, впрочем, замечена парочка ЛиАЗов, водители отзываются о них с одобрением.
Тем временем мы, просквозив Петропавловск, оказываемся на заснеженной дороге, с которой вскоре сворачиваем на натуральную колею в снегу. Несмотря на угрожающую глубину этой колеи, наш микроавтобус уверенно продвигается вперёд и даже ухитряется расходиться с редкими встречными, сдавая в сторону в снег задним ходом. Встречные и попутные — исключительно джипы, так что мы лишний раз оценили проходимость нашего микроавтобуса.
В какой-то момент дорога выходит на плоское пространство, и вдруг становится понятно, что впереди бьётся волна. Нет, не волна — Волна. Мы выскакиваем из микроавтобуса и несёмся к берегу, вооруженные фототехникой коллеги приступают к съёмкам, мы ходим по чёрному вулканическому песку, рассматриваем выброшенные на берег осколки льда и пробуем солоноватую воду Тихого океана на вкус. Наконец, особо мощная волна, разом прихватившая всю песчаную полоску (мы успеваем запрыгнуть повыше), намекает нам на то, что пора бы и честь знать. Мы садимся в микроавтобус и отбываем, бросив прощальный взгляд на волны. На полдороги к городу неописуемые краски за бортом заставляют нас просить водителя остановиться, и съёмки продолжаются. Неожиданно на пустовавшей дороге начинается оживлённое движение, в пять минут проходит десяток машин. «Проснулись», — ёрничает водитель.
К Елизово подъезжаем уже в темноте. На вопрос о том, где бы поесть, водитель рекомендует ресторан "Лисья нора". Заходим. Интерьер оказывается на высоте, но ценник московский, в зале холодно, и лангет почему-то отдаёт шашлычным маринадом. Остальное, правда, на уровне. Совершаем лёгкую прогулку до отеля и проваливаемся в сон — день снова выдался длинным. Кстати, с Новым годом!

Ссылка | Что скажете? | Поделиться

Comments {0}