?

Log in

No account? Create an account

Dan Simmons. May-June Message, Pt. 3

« previous entry | next entry »
май. 27, 2006 | 08:52 pm

Начало
Пока Европа спала…

К истокам:

Это часть нашего западного либерального воззрения на толерантность — особо воцарившаяся в либеральных демократиях пост-христианской Европы, но возможно даже более глубоко укоренившаяся во всё ещё христианской психологии Америки начала 21го века — отвергать сведения и выводы напободие приведенных.

Даже несмотря на то, что наиболее военные конфликты на планете Земля в конце 20го века были между мусульманами в своих обществах или между мусульманскими нациями и их соседями, как отметил Самуэль Хантингтон в своей плодотворной книге 1996 года "Столкновение цивилизаций и передел мирового порядка", мы не можем так просто принять существование чего-то в самой религии, что порождает это насилие.

Это, конечно, до тех пор, пока не прочитаешь Коран и хадит (литературная и устная традиция, которая взросла вокруг Корана, перечисляет высказывания и деяния Пророка).

Большая часть мира, в особенности после 9/11, ожидала горячих и безуспешных отрицаний самоподрывников, джихада, преследования неверных, фатвы, убийств чести и прочих мусульманских зверств от молчаливого большинства мусульманского духовенства и благочестивых мусульман.

С очень малыми и всегда трудно установимыми исключениями, "молчаливое большинство" сохранило молчание. Организованные демонстрации протеста "умеренных мусульман" даже против наиболее вопиющих публичных зверств — таких как грязное убийство режиссёра Тео ван Гога 26-летним фламандским марокканцем в ноябре 2004 года в отместку за фильм ван Гога "Послушание", документирующий притеснения мусульманских женщин в Европе, — привлекли гораздо больше журналистов и местных фламандских демонстрантов, нежели мусульман.

Возможно ли это было, чтобы, несмотря на постоянные протесты всех наших интеллектуалов, руководителей правительств и медиа, Коран и связанные с ним религиозные традиции защищали убийства невинных?

«Пророк, развяжи войну против неверующих и лицемеров и обойдись с ними сурово. Ад должен стать их домом: судьба зла» — (Коран 9:73)

«Верующие, начните войну против неверных, которые обитают вокруг вас. Обходитесь с ними твёрдо. Знайте, что Бог с правыми» — (Коран 9:123)

«Верующие, кто останется дома — отделившись от тех, кто страдает от жестоких тягот — не равны тем, кто сражается во имя Бога своим имуществом и жизнями. Бог ставит тех, кто сражается своими имуществом и жизнями, выше прочих, оставшихся дома. Бог обешал всем хорошую награду, но куда больше он вознаградит тех, кто сражался за Него… Кто оставит своё жилище ради битвы во имя Бога и Его апостола и будет забран смертью, того вознаградит Бог… Неверующие — ваши вечные враги» — (Коран 4:95-101)

И хотя Коран говорит "не разрушайте себя" (4:29), остаётся масса лазеек для мученичества через самоубийство:

«Тех, кто променяет свою жизнь в этом мире на грядущее, на битву во имя Бога, кто бы ни воевал во имя Бога, умрёт он или одержит победу, мы должны щедро вознаградить его… Истинно верующие сражаются во имя Бога, а неверные сражаются за дьявола. Сражайтесь же против друзей Сатаны… Говори: "Пусты удовольствия этой жизни. Грядущее будет лучшим для тех, кто охранил себя ото зла…"» — (Коран 4:74-78)

Во многих медресе во всём мире традиционные изречения хадита изучаются неграмотными учениками (и потенциальными джихадистами) как взаимозаменяемые со святыми текстами самого Корана, и даже исламские школы зачастую цитируют изречения из хадита в качестве оправдания мусульманского насилия:

Джихад ваша обязанность при любом правителе, будь он благочестив или грешен.

Одно лишь стремление (в бой) во имя Аллаха с утра или вечером лучше всего прочего мира и того, что есть в нём.

Денно и нощно сражаться на передовой лучше, чем месяц провести в постах и молитве.

Никто из умерших и обретших волю Аллаха (в Грядущем) не возмечтал бы вернуться вновь в этот мир, даже если бы ему отдали целый мир и всё, что есть в нём, кроме мученика, который, глядя на превосходство мученичества, захотел бы вернуться снова в мир и быть убитым снова (во имя Аллаха).

Тот, кто умирает, не приняв участия в борьбе, умирает практически в неверии.

Рай на лезвиях клинков.


Отступничество в 2006:

Пока на моём сайте был опубликован Апрельский Тезис, мир развлекался непрерывными интересными ходами, демонстрирующими позиции и силу "умеренных мусульман".

В феврале этого года, в связи с угрозой тюремного заключения дочерей, семья афганского гражданина Абдула Рахмана донесла на него в полицию. Каково преступление? Он тайно перешёл в христианство несколько лет назад. Полиция провела обыска, обнаружила у него Библию и арестовала его (это, конечно, тоже противозаконно — и наказуемо в некоторых случаях смертью — хранить христианскую или иудейскую Библию в таких государствах как Саудовская Аравия).

Необычность этого случая (сделавшая его известным миру) была в том факте, что Афганистан в его современной версии после поражения Талибов, является единственной исламской страной, в которой Конституция гарантирует "свободу вероисповедания" в любом виде.

В частности, эта Конституция оговаривает, что Афганистан "обязан следовать" Универсальному Определению Прав Человека, принятому в Объединённых Нациях — которое декларирует, что "каждый имеет право свободы мысли, совести и веры, это право включает свободу сменить свою религию или веру".

Да только, разумеется, не следует. Поскольку конституция также объявляет Афганистан как "Исламскую республику", такие преступления как отступничество должны судиться и наказываться согласно школе юриспруденции Ханафи, которой придерживается большинство Сунни государства. По закону Ханафи за доказанные случаи отступничества наказание одно — смерть.

Остаток истории расскажет Википедия:

Обвинители потребовали смертной казни для Абдула Рахмана, назвав его "микробом". Обвинитель Абдул Васи потребовал от него раскаяться и назвал его изменником: "Он должен быть отрезан и удалён из остального мусульманского общества, он должен быть убит". Были процитированы слова Генерального прокурора Афганистана, который сказал, что Абдула Рахмана нужно повесить.

Судебные процедуры в отношении Абдула Рахмана, которые начались 16 марта и стали широко известные международной прессе 19го, проводились тремя судьями в общественном трибунале безопасности в основном суде Кабула. Ансарулла Моулоувизадах, главный судья в этом деле, сказал, что от Абдула Рахмана потребовали пересмотреть своё обращение: «Мы призовём его обратно, поскольку религия Ислама терпима. Мы попросим его изменить своё решение. Если он согласится, мы простим его». Судья отметил далее, что «Пророк Мухаммед несколько раз сказал, что те, кто отвернулся от Ислама, должны быть убиты, если откажутся вернуться», и что даже если и так, «Ислам это религия мира, терпения, доброжелательности и целостности. Поэтому мы сказали [Абдулу Рахману], что если он пожалеет о том, что совершил, мы простим его». Судья добавил: «Если [он] не раскается, вы все станете свидетелями того наказания, которое ему уготовано». Перед лицом возможного смертного приговора Абдул Рахман оставался твёрд в своих убеждениях: «Они хотят приговорить меня к смерти, и я приму это… Я христианин, что означает, я верую в Троицу… Я верую в Иисуса Христа».

После его ареста официальные лица блокировали попытки новостного агентства Ассошиэйтед Пресс увидеть его, а он не мог найти в Кабуле адвоката, который представлял бы его интересы.


Поднялся международный шум, и даже Папа просил о милосердии к осуждённому человеку (осуждённому Исламским религиозным законом даже до начала суда), но безо всякой пользы.

Поскольку конституционный Афганистан и его свободно избранное правительство с президентом Карзаем во главе были единственным лучом света в Войне против террора, проводимой Администрацией Буша, Госдепартамент США использовал все доступные ему рычаги влияния, чтобы найти какой-нибудь компромисс, до того как Рахман будет признан виновным и казнён. Несколько недель наиболее обнадёживающим знаком было то, что судьи посчитали Абдула Рахмана невменяемым — и действительно, что за человек кроме безумца мог бы принять христианство в Исламской республике? — и таким образом освободить его. Однако исламское духовенство Афганистана — включая многих из тех, о ком западная пресса до того отзывалась как об "умеренных", — воспротивилось.

Как написано далее в Википедии,

После ареста Абдула Рахмана и последовавших возмущения и критики афганского правительства, заметное количество афганских духовников высказалось против его возможного освобождения. Афганские клирики пригрозили, что не допустят влияния других стран и Президента Карзая на автономию афганских судов. Маулави Хабибулла сказал более чем тысяче духовников и молодых людей, собравшихся в Кабуле, что «Афганистан не имеет никаких обязательств по международным законам. Как сказал пророк, когда кто-либо меняет религию, он должен быть убит». Многие духовники высказались в медиа-источниках, утверждая, что Абдул Рахман должен быть покаран смертью за отступничество.

Клирик Энайятулла Балих, проповедуя в одной из основных мечетей Кабула, сказал: «Мы уважаем все религии, но мы не идём в Британское посольство или Американское посольство проверять, какой религии они следуют. Мы никому не дадим вмешиваться в нашу религию, и он должен быть наказан».

Ахмед Шах Зай, яркий лидер моджахедов и глава Хизб-и-Иктадар-и-Ислами Афганистан, а также бывший премьер-министр правительства Бурханудди Раббани, прежде чем к власти в 1996м пришёл Талибан, сказал: «Что бы ни решил суд [повесят его или нет], есть единодушный уговор всех религиозных адептов, от севера до юга, от востока до запада Афганистана, что Абдул Рахмад должен быть покаран. В массах накоплен большой протест против активности христианских миссионеров. Эти миссии паразитируют на бедности афганских людей и платят им за смену веры. Такие действия приведут только к лютому сопротивлению, поскольку афганцы не потерпят ничего противного их религии. Поскольку Абдул Рахман происходит из Пактии, люди из его района собираются в Кабуле, чтобы показать своё несогласие с ним и потребовать, чтобы суд его казнил».

Мусульманский духовник Абдул Раулф, член основной Исламской организации Афганистана, Собора Афган Улама, заявил: «Отвергнуть Ислам значит оскорбить Бога. Мы не допустим, чтобы Бог был унижен. Этот человек должен умереть». Раулф, которого АП описывала как "умеренного", был процитирован в выражениях: «Отрубите ему голову!» и «Мы призовём людей разорвать его на куски, если ничего другого не останется». Раулф сказал, что Абдул Рахман выживет, только если отправится в изгнание. Во время своей проповеди в мечети Херати 24 марта 2006 года Раулф сказал перед 150 верующими, что Абдул Рахман заслуживает смерти, поскольку «совершил величайший грех. Путь Бога это праведный путь, а этот человек, чьё имя Абдул Рахман — отступник».

Саид Мирхоссейн Насри, верховный клирик мечети Хоссейния, сказал: «Если ему разрешат жить на Западе, тогда прочие начнут заявлять, что они христиане, чтобы им тоже разрешили. Мы должны показать пример… Он должен быть повешен». Комментарий Насри высветил то, что клирики рассматривали как другую проблему, которая могла бы возникнуть, если бы Абдула Рахмана освободили, а именно возможность того, что прочие начнут заявлять о переходе в христианство из ислама, чтобы найти прибежище в других странах.

Уважаемый мусульманский клирик Мохаммед Касим, который живёт на севере города Мазари-Шериф, сказал: «Нам всё равно, будет Запад нас поддерживать или покинет. Бог позаботится об Афганистане».


Следует отметить то, что процитированный выше имам Абдул Раулф — считающийся наиболее "умеренным духовником" в Афганистане — призывал последователей в центральной мечети Кабула отрубить Абдулу Рахману голову и потом "разорвать его на части", неважно каким был бы вердикт или техническое решение судей. Мы все знаем развязку этой маленькой драмы — судьи временно освободили Абдула Рахмана, не вынося вердикт, под огромным давлением со стороны Соединённых Штатов, так что безумец смог сбежать в Италию и получить там убежище.

История Путешественника во времени — "П" означает Постижение Прочитанного:

Никому не нравится быть неверно процитированным, особенно в таком коротком тексте, как история Путешественника во времени в Апрельском Тезисе, который естественно был подвергнут масштабной атаке и/или несогласию, не будучи тщательно прочитан и с активным некорректным цитированием.

Люди написали уничтожающие замечания в моём форуме и прочих местах, объясняя, насколько абсурдна история, рассказывающая, что мир Ислама, вооружённый всего лишь тактиками терроризма и C-4, мог бы завоевать и оккупировать Соединённые Штаты, как это рассказано в истории Путешественника во времени… Но Путешественник во времени никогда не говорил, что США были завоёваны или оккупированы. Действительно, несколько раз на протяжении истории Путешественник во времени упомянул, что США сражаются в Долгой Войне против Ислама безо всякой поддержки. Но это не предположение; по состоянию дел на 2006-й год это непреложный факт глобальной битвы.

Люди высмеивали идею Европы, которую "захватили", и "Еврабию", которая появилась на её месте, но в рассказе Путешественника во времени не было ничего о захвате Европы военными силами, он сказал всего лишь: «Я расскажу вам о Европейском континенте, отброшенном назад более чем на пять столетий в скорбный котёл воюющих цивилизаций». Другими словами, Европа разбитых раздорами городов и наций, в которых единственное общее начало это разрастающееся мусульманское присутствие, которое отказывается считаться с местными и национальными законами. Можно сказать, в 2006м это уже практически имеет место.

Как пишет Брюс Боуэр,

«Во многих местах Европы агитация за перенос суверенитета уже началась. Во Франции официальные лица встретились с имамом на границе мусульманского округа Рубе, чтобы уважить его декларацию района как территории Ислама, на которую прочие не имеют доступа. В Британии имамы надавили на правительство, чтобы официально выделить отдельные районы Бредфорда под юрисдикцию мусульманских, а не британских законов. В Дании мусульманские лидеры пытались достичь контроля над частями Копенгагена. А в Бельгии мусульмане, живущие в Брюсселе, в районе Синт-Дженс-Моленбик, уже рассматривают его не как часть Бельгии, но как территорию под юрисдикцией Ислама, куда бельгийцев не звали».

Является эта тенденция фактом или ужасным искажением таковых, можно обсуждать, но даже на протяжении того месяца, в который Апрельский Тезис был опубликован, некоторые канадские посетители форума рассказали о законах, поступивших на рассмотрение как в провинциальные, так и в государственный Канадский парламент, в которых мусульманские сообщества требовали суверенитета и управления шариатом, законом Ислама, в своих районах.

Другие люди, отзывавшиеся на Апрельский Тезис, высмеивали идею ядерной войны с радикальным Исламом — ведь у Ислама нет атомного оружия! — несмотря на существование ядерного арсенала Пакистана и драматического развития событий прошедшего месяца, когда Иран отверг все инспекции МАГАТЭ и, несмотря на международное давление, не прекратил обогащение урана, а также свои публичные и тайные ядерные программы. За те недели, пока Апрельский Тезис был опубликован, немногие из читающих и смотрящих новости могли пропустить хорошо подготовленную телевизионную церемонию — с костюмами, танцами и буйным религиозным символизмом — проведённую президентом Ирана Ахмадинеджадом, когда несколько грамм "обогащённого урана" были предъявлены им нации, как-будто Прометеем, только что принесшим им Священный Огонь. Лишь единицы проницательных читателей — по крайней мере один — заметили, что список имён первой литании Путешественника во времени состоит из нынешних фабрик обогащения урана или ядерных технологий Ирана, а также "Шехаб-один, Шехаб-два, Шехаб-три", трёх поколений баллистических ракет — дар Северной Кореи — разработанных, чтобы доставить иранские ядерные боеголовки к подобранному списку целей на Ближнем Востоке, начиная с Тель Авива, который в истории Путешественника во времени упомянут следом.

Путешественник во времени не упомянул "Вариант Самсона" — весьма реалистичный план Израиля внезапного ядерного удара по всем окрестным Арабским и Исламским государствам, в случае если любая Исламская страна взорвёт ядерное устройство на его территории или над ней, — но как минимум один осведомлённый человек, отвечая на подтекст истории Путешественника во времени, вспомнил о нём.

Кто-нибудь всё ещё сомневается в серьёзности этой темы?

Каковы бы ни были наши мнения, всё что нам нужно это научиться лучше читать. И повторять предписание Доктора Самуэля Джонсона о том, как научиться быть хорошим читателем: «Прежде всего вынь бревно из глаза».

Аргументы религиозного и морального равенства — личный комментарий:

В "Молчании Ягнят" Ганнибал Лектор даёт частные советы молодому агенту ФБР курсантке Клариссе Старлинг (Джоди Фостер) о том, как найти серийного убийцу Буффало Билл ("ему нравится покрываться мурашками"), шепча Старлинг: «Чего мы желаем больше всего, Агент Старлинг? Мы желаем того, с чем мы на короткой ноге. Мы желаем то, что видим». И действительно, убийца жил рядом со своей первой жертвой.

В более прозаической интеллектуальной жизни мы склонны ненавидеть и нападать прежде всего на то, что нам более всего привычно.

Хотя темой Апрельского Тезиса была огромная опасность Универсального Желания Верить, сфокусированного в фантазийной идеологии, в преобразующей вере, которая станет — обязана — использовать чужие жизни сугубо как реквизит для своих преобразовательных фантазий, множество людей отозвалось почти фанатичными нападками на христианство.

Этот импульс банален… но он также незрел и бесцелен.

Целью Сэма Харриса в книге "Конец веры: Религия, террор и будущее рассудка" было не уделить внимание фантазийной идеологии, не оправдать веру, обнаруживаемую в Святых Книгах или откровениях… Он достаточно жёстко объявляет, что время позволять большим группам заявлять экстраординарные претензии на природу реальности, не приводя тому экстраординарные доказательства, прошло, что право группы основывать свои идеологические или религиозные жизни на фантазиях и заявках на божественное влияние более не может быть приемлемо для планеты, которая должна вернуться к основам здравого смысла, если мы хотим выжить. Эти фантазийно-идеологические или фантазийно-религиозные претензии не должны быть решающим аргументом деятельности во времена легко приобретаемых ядерных бомб, доморощенного биологического оружия и другого оружия массового поражения. Минимальная планетарная и видовая гигиена требует, чтобы мы переросли наши примитивные привязанности к преобразующим верованиям и магии, неважно насколько притягательным и воодушевляющим такое Универсальное Желание Верить было на протяжении печальной истории нашего вида.

Но сравнивать христианство 21го века во всём мире с реалиями радикального и воинствующего Ислама, как многие делали в моём форуме и других местах, или сравнивать Президента Джорджа Буша с Президентом Ирана Ахмадинеджадом, чтобы сказать "Буш хуже" из-за его христианской веры — это безумие.

Даже говоря, что время религиозного фундаментелизма везде закончилось, что это роскошь, которую мы более не можем себе позволить, Сэм Харрис подтверждает, что христианство настолько внедрило толерантность в свою веру и практику, что сама религия практически стала синонимом толерантности. Возможно даже более важно, христианство и гуманная просвещённость сосуществовали в эволюционной спирали так долго на протяжении веков, что сейчас в большинстве случаев христианские и пост-христианские общества и их институты — наука, свободная пресса, суды, системы образования, политические системы — светские, а религиозные остаются существенно отделены, хотя и поддерживаются.

Христианство остаётся "преобразующей верой", но преобразование — как в случае с Президентом Джорджем Бушем, столь часто высмеиваемое искушёнными — сугубо личное и внутреннее. Оно влечёт за собой большую толерантность, а не меньшую. И по известному прецеденту сильнейший элемент преобразующей веры в христианской теологии потребовал крови всего одного мученика — и тот был распят очень давно.

В Америке всё ещё имеет место "протестантская христианская нация" в том виде, что вызывает презрение и насмешку столь многих граждан пост-христианской Европы, и даже наиболее фундаменталистские или евангелические христиане живут и работают в современном, научном, светском обществе с минимальным конфликтом. Новообращённый христианин может не только быть юристом в совершенно светских судах, развлекаться в светских местах, проводить свои будни и общественные вечера комфортно с людьми другой (или не имеющих) веры, но также может и вступать в брак вне веры, работать учёным в NASA или помогать другим как социальный работник, или голосовать за политиков другой (или не имеющих) веры без страха за потерю своей души.

Те, кто уравнивают христанский фундаментализм и исламский фундаментализм, предпочитают игнорировать то, что когда цунами накрыло Индонезию или землетрясение разрушило мусульманский Пакистан, в первую очередь зачастую реагировали именно христианские благотворительные организации — и ни от кого не требовали обратиться в другую веру самому или обращать других, чтобы получить от них помощь. И в отличие от Хамас или Хизбалла1, которые в перечне своих организаций тоже имеют благотворительные, христианские церкви и фонды помощи не поддерживают и не осуществляют терроризм. Помогать другим, а не джихад и самоподрывы, заложено в современную христианскую мысль.

Нет никакой причины, по которой большинство из читающих это обязаны были читать мои рассказы и романы или знать мои взгляды на религию, но не в последнюю очередь я мог бы процитировать Джона Апдайка в "Музыкальной Школе", когда персонаж говорит: «Я ни музыкален, ни религиозен. В каждый момент своей жизни я должен нажимать пальцами, не веря в то, что услышу аккорд».

Проще говоря, если речь заходит о религии — или вере в сверхъестественное в любом виде — я соглашусь с Граучо Марксом и Вуди Алленом, когда они говорят: «Я не принадлежу ни к одному клубу, который записал бы меня в члены».

Что касается моих книг, большинство из читающих это не могли знать, что в моём отношении к фантазии УЖВ фантазиям-идеологиям, временно набирающим силу, я практически всегда следовал максиме Ганнибала Лектора и фокусировался на христианстве как возможном зле в своих сценариях ненаучной фантастики, начиная с таких малоизвестных коротких работ как "Кошмарно раздражён качанием колыбели" и "Ванни Фуччи жив-здоров и живёт в Аду" и в более длинных формах, разрабатывая отношение к институтам типа Католической Церкви, контролирующей фактическое воскрешение — и тем самым всех нас — в романах Гиперион и Эндимион.

Но во всех этих предостережениях — в моей фантастике и в моей философии — я знаю, что приравнивать современное христианство к всемирному росту насилия внутри и вокруг современного Ислама не только нечестно, но просто патологично. Это проведение игры "морального равенства" до дистанций аморальной абсурдности.

Наконец, сравнивать Президента Америки Буша с Президентом Ирака Ахмадинеджадом — экстремальным мусульманским фантазийно-преобразующим фундаменталистом Махди, который в последние месяцы отверг существование Холокоста, призвал разрушить Израиль ядерным огнём, угрожал Европе и Западу аннигиляцией и пообещал предоставить ядерную технологию исламскому правительству Судана (которое сейчас проводит политику геноцида против слабейших немусульманских граждан своей страны) — это просто безумие.

Упущения и выводы:

В библиографии Апрельского Тезиса должны были быть ещё две книги (но они были случайно пропущены): "Военные Политики: Почему лидерство требует языческой этики" Роберта Каплана и "Террор и Либерализм" Пола Бермана.

Многие критиковали интерпретацию Фукидида, сделанную Путешественником во времени, однак мало кто нашёл время рассмотреть мнение Путешественника во времени о поражении Афин под Сиракузами или его призыв к большей беспощадности в Вековой Войне, лучше раньше, чем позже, в свете того, через что прошли он сам и его семья.

Как бы это было, если бы выживший одиночка из лагерей смерти XX века в Аушвице или Бергене Белсене мог посмотреть назад на шансы союзников подавить амбиции Гитлера в 1935м, 1937м или 1938м, до того как нацисты приобрели силу ввергнуть всю Европу в кошмарную тьму, и призвал, чтобы Франция и Англия проявили больше беспощадности в начале, когда счёт смертям шёл бы на тысячи вместо десятков миллионов? Могло прочтение Фукидида, сделанное Путешественником во времени, быть основано на свидетельствовании ещё больших боли и разрушения, чем видел наш гипотетический выживший из лагерей смерти XX века?

В "Военных политиках" Каплана гонятся не за беспощадностью, но за языческим качеством незамутнённого взгляда… видения, что добро и зло обычно являются ложным противопоставлением, и что продолжающаяся пассивная толерантность в противовес вызывает нетерпимость, если не самозащиту.

Центром работ Сунь Цзы и Фукидида, которые цитировал Путешественник во времени (и Каплан) является печальное, но взрослое осознание того, что война не отклонение… это общественное положение. И именно Фукидид, наблюдая войну поколения, войну, которая разрушила его мир, пришёл к выводу, что действия людей и нацией направляют фобос (страх), кердос (эгоизм) и докса (гордыня). Заметьте, что в этой языческой дохристианской эре толерантность не является одной из тягловых лошадей колесницы, своей или государственной. Ни тем более, если мы прочитаем Сунь Цзы, Гомера, Фукидида, Ливы, Макиавелли, Хоббса, Уинстона Черчилля и прочих, мы не найдём институционную толерантность — за счёт видения реальности — упомянутой на правах главного качества.

И Каплан перекликается здесь с Боуэром, Ли и Сэмом Харрисами, Самуэлем Харрингтоном и прочими, когда говорит: «Что шокировало нас в нацистах — это то, что их преступления произошли в социально развитом, индустриализованном обществе, где атавистические инстинкты, казалось бы, были побеждены. И это всё те же табу, продиктованные цивилизацией, могут вызвать чувство ненависти во времена типа "восстановления мужества". Фукидид учит нас, что цивилизация подавляет варварство, но никогда не сможет его искоренить. Таким образом, чем более социально и экономически развито время, тем более необходимо для предводителей поддерживать ощущение подверженности ошибкам и уязвимости их обществ: это последняя защита против катастрофы».

Но с момента 9/11 — и с момента 7/7 в Лондоне, и после Мадрида и Беслана, а также надвигающейся трагедии неистового сектантства в Ираке — мы должны спросить себя, есть ли ещё время предотвратить эту катастрофу, или мы уже во чреве твари.

В книге "Террор и Либерализм" Пола Бермана он даёт возможный ответ на этот вопрос:

«Что нам нужно было сделать для этих террористов, чтобы они преуспели? Нам нужны были сокрушительные потери политического мужества и воображения о мусульманском мире. Нам нужен был почти намеренный недостаток интереса к этим потерям людей в других частях мира — недостаток интереса, который позволил нам предполагать, что тоталитаризм был разрушен, даже когда тоталитаризм достиг нового зенита. Нам нужны были основательные дозы жаждущего мышления — что-то типа простодушной веры в рацональный мир, которая в своей неспособности постигнуть реальность воспламенила тоталитаристские движения в первую очередь… Нам понадобилось провинциальное невежество о интеллектуальных течениях в других частях мира. Нам понадобились дурацкие возмущения в Европе и дурацкая самоуверенность Америки. Нам понадобилось так много всего! но у нас ни в чём не было надостатка — всего этого у нас было в изобилии».

С уважением,
Dan Simmons




Хизбаллá (‮حزب الله‬, буквально "Партия Аллаха") — исламская террористическая организация, созданная в 1982 году. → источник
Метки:

Ссылка | Что скажете? | Поделиться

Comments {0}